?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Богословские беседы. Третья.
lourencepro

   Будда и Иисус Христос представители одной религии.

В этой статье я буду цитировать Елену Блаватскую книга «Разоблаченная Изида 2», а она других известных философов.

 

Гаутама Шакьямуни(Будда) и Jesu Йешу назар(Иисус Христос) не свалились с неба, как некоторые себе могут представлять, а были обычными людьми и жили на земле, 2000 лет назад Иссус и 2500 лет назад соответственно Будда. И они родились от обычной женщины, росли, учились, были посвящены, открыли людям часть тайных знаний и оставили свое учение.





По истории, первыми христианскими сектами были или назареи, подобно Иоанну Крестителю; или эбиониты, среди которых было много родственников Иисуса; или же ессеи (lessaens) – терапевты, целители, ответвлением которых были назареи. Все эти секты, которые только в дни Иринея начали считаться еретическими, были более или менее каббалистическими. Они верили в изгнание демонов посредством магических заклинаний и применяли этот метод на практике; Джервис называет набатеян и другие такие секты «бродячими еврейскими заклинателями» ; арабское слово Набэ означает скитаться, а еврейское אבנ наба – пророчествовать. «Талмуд» всех христиан без разбору называет нозарами. Все гностические секты одинаково верили в магию.

 

Существовала религиозная секта назариев (Назиреат). Это очевидно, так как мы находим, что эта секта не только упоминается, но и подробно описывается в «Числах» (гл. VI). В заповедях, данных в этой главе Моисею «Господом», легко узнать обряды и законы жрецов Адониса. Воздержание и чистота, строго предписанные в обеих сектах, иден­тичны. Обе секты предоставляли волосам отрастать во всю длину [151, IV, 4], как это и доныне делают отшельники и факиры в Индии, тогда как другие касты бреют головы и в определенные дни воздерживаются от вина. Пророк Илия, один из назареев, описан во «Второй книге Царей», а также Иосифом, как «волосатый человек, опоясанный шкурой». И Иоанн Креститель и Иисус оба представлены, как нося­щие длинные волосы. Иоанн «одет в верблюжью шерсть» и опоясан шкурой, а Иисус носит длинное одеяние «без еди­ного шва»... «и очень белое, как снег», говорит Марк; и это то же самое одеяние, какое носили жрецы назареев, пифаго­рейские и буддийские ессеи, как описано Иосифом.

Во первых Иссус был последователем Иоанна Крестителя, во вторых если бы он принадлежал другой секте, он бы не носил длинных волос. Соответственно Иссус нозар, то есть жрец, маг и целитель из «племя» нозаров, а не Иссус из Назарета(применительно к тексту Марка).

Назаретская секта существовала задолго до появления Моисеевых законов и зародилась среди людей, наиболее враждебных к «избранным» Израиля, а именно среди людей Галилеи, древней olla-podrida идолопоклонствующих народностей, где была построена Назара, нынешний Наза­рет. Именно в Назаре древние назории или назириаты про­водили свои «Мистерии Жизни» или «собрания», как те­перь переводят это слово, которые были ничто иное как тайные мистерии посвящения, совсем другие по форме, нежели популярные мистерии, проводимые в Библе в честь Адониса.

 

Кем был Иисус, можно узнать в «Кодексе назареев», в несправедливых обвинениях бардезанских гностиков. «Иешу есть Нэбу, ложный Мессия, разрушитель старой правоверной религии», – гласит «Кодекс».

 

Он основатель секты новых Назаров и, по значению самих слов, – последователь буддийской доктрины. В еврейском языке слово наба אבּנ значит говорить по вдохновению; а וֹבּנ есть нэбо, бог мудрости. Но Нэбо есть также Меркурий, а Меркурий есть Буддха в индусской монограмме планет. Кроме того, мы узнаем, что талмудисты считают, что Иисус был вдохновляем гением Меркурия.

 

 

 

Назаретский реформатор, несомненно, принадлежал к одной из этих сект, хотя было бы почти невозможно установить, к которой. Но что само по себе очевидно, так это то, что он проповедовал философию Будды Шакьямуни. Осужденные позднейшими пророками, проклинаемые Синедрионом, назары – их смешали с теми другими назарами, «которые отделились от этого позора» (см. [Осия, IX, 10]) – тайно, если не явно, преследовались ортодоксальной синагогой. Становится ясным, почему с Иисусом сначала обращались так пренебрежительно, и неодобрительно называли его «галилеянином». Нафаниил спрашивает: «Из Назарета может ли быть что доброе?» [Иоанн, I, 46] в самом начале его карьеры; и это только потому, что он знал, что Иисус – назар. Разве здесь нет ясного намека? на то, что даже старшие назары в действительности не были еврейскими единоверцами, но скорее представляли собою класс халдейских теургов? Кроме того, так как Новый Завет выделяется своими неправильными переводами и явными фальсификациями текстов, мы справедливо можем подозревать, что слово назария или нозар было подменено словом Назарет. Что в оригинале значилось: «Может ли что-либо хорошее прийти от нозара (или назарея)?», то есть, от последователя Иоанна Крестителя, с которым мы его видим связанным с самого начала его появления на сцене действия после того, как почти на двадцать лет потеряли его из виду. Грубые ошибки Ветхого Завета ничто по сравнению с ошибками «Евангелий». Ничто так хорошо не раскрывает систему благочестивых подделок, на который покоится надстройка мессианства, как эти самоочевидные противоречия. «Он есть Илия, которому должно прийти», – говорит Матфей о Иоанне Крестителе, насильно затаскивая древнюю каббалистическую традицию в подстроенное доказательство [XI, 14]. Но при обращении к самому Крестителю, когда его спрашивают [Иоанн, I, 21]: «Ты Илия? Он сказал: нет»! Кто знал лучше: Иоанн или его жизнеописатель? И что здесь божественное откровение?

 

 

 





Мотив Иисуса, очевидно, был тот же, что и у Гаутамы Будды – облагодетельствовать человечество в целом путем проведения религиозной реформы, которая дала бы ему религию чисто нравственную; истинное познание Бога и природы до тех пор оставалось исключительно в руках эзотерических сект и их адептов. Так как Иисус употреблял масло, а ессеи никогда не употребляли ничего другого, кроме чистой воды, то его нельзя назвать строгим ессеем. С другой стороны, ессеи также были «отделенными»; они были целителями (ассайя) и обитали в пустыне, как все аскеты.

 

В своих беседах и проповедях Иисус всегда пользовался притчами и метафорами. Это опять-таки была привычка ессеев и назареев; галилеяне, жившие в городах и деревнях, поскольку из­вестно, никогда не прибегали к таким аллегорическим вы­ражениям. Действительно, некоторые из его учеников, бу­дучи галилеянами, как и он сам, даже удивлялись, обнару­жив, что он в беседах с людьми прибегает к такой форме выражения.

 

«Для чего притчами говоришь им?» – часто спрашивали они [Матфей,XIII. 10]. «Для того, что вам дано знать тайны Царствия Не­бесного, а им не дано», – был ответ, и это был ответ посвященного.

 

 

За бессчетные века до нашей эры индусский мистик Капила, которого многие нынешние ученые считают скептиком, ибо они судят о нем с обычной им поверхностью, – великолепно выразил идею духовного страдания Иссуса в следующих выражениях:

 

«Человек (физический человек) так мало имеет значения, что едва ли что-либо может продемонстрировать ему его истинное существование и истинное существование природы. Возможно, что то, что мы рассматриваем как вселенную и как различные существа, которые, как нам кажется, составляют ее, – не имеют в себе ничего реального и являются только продуктами продолжающейся иллюзии – майи – наших чувств».

 

И современный Шопенгауэр, повторяя эту философ­скую идею 10000-летней давности говорит:

 

«Природа несуществующа per se... Природа – это бесконечная ил­люзия наших чувств».

 

Кант, Шеллинг и другие метафизики сказали то же са­мое, и их школы утверждают эту идею. Объекты чувств, всегда будучи обманчивыми и изменчивыми, не могут быть реальностью. Только дух не изменяется, следователь­но, он один только не есть иллюзия. Это чистая доктрина буддизма. Религия гнозиса (знания), несомненная боковая ветвь буддизма, целиком основана на этом метафизическом учении. Христос страдал за нас духовно и притом намного острее, чем страдал иллюзорный Иисус, когда его тело мучили на кресте.





С того памятного дня, когда он произнес Нагорную Проповедь, неизмеримая пропасть раскрылась между его Богом и тем другим боже­ством, которое выступило со своими заповедями с другой горы – с Синая. Язык Иисуса недвусмысленен; он знаме­нует не только восстание, но и вызов Моисеевому «Госпо­ду Богу».

 

«Вы слышали», – говорит он нам, – «что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам, не противься злому. Но кто ударит тебя в пра­вую щеку твою, обрати к нему и другую... Вы слышали, что сказано [тем же «Господом Богом» на Синае]: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за оби­жающих вас и гонящих вас» [Матфей, V].

 

А теперь откройте «Законы Ману» и читайте:

 

«Смирение, воздаяние добром за зло, умеренность, честность, чис­тота, обуздание чувств, знание Шастр (священных книг), знание верхов­ной души, правдивость и воздержание от гнева – таковы десять добро­детелей, из которых состоит долг... Те, кто усвоят эти десять заповедей долга, и, усвоив их, будут их соблюдать в жизни, достигнут высочайше­го состояния» [«Законы Ману», книга VI, шлока 92].

 

Если Ману не начертал этих слов за многие тысячеле­тия до эры христианства, то, по меньшей мере, не найдется во всем свете голоса, который осмелился бы утверждать, что древность их менее нескольких сотен лет до Христа. То же самое относится к заповедям буддизма.

Если мы обратимся к «Пратимокша Сутре» и к другим религиозным трактатам буддистов, мы прочтем там десять следующих заповедей:

 

1. Ты не должен убивать никакого живого существа.
2. Ты не должен красть.
3. Ты не должен нарушать свой обет целомудрия.
4. Ты не должен лгать.
5. Ты не должен предавать секреты других.
6. Ты не должен желать смерти своих врагов.
7. Ты не должен желать богатства других.
8. Ты не должен произносить оскорбительных и бранных слов.
9. Ты не должен предаваться роскоши (спать на мягких постелях |;или быть ленивым).
10. Ты не должен принимать золото или серебро.

«Пратимокша Сутра», пали-бирманская копия; см. также «Lotus de la Bonne Loi», перевод Бюрнуфа 307,

 

«Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» – спрашивает один человек Иисуса. – «Соблюди заповеди». – «Какие?» – «Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй», – гласил ответ [Матфей, XIX, 16-18].

 

«Что должен я делать, чтобы получить обладание Бодхи? (знание вечной истины)», – спрашивает ученик своего буддистского учителя. – «Каков путь, чтобы стать упасака?» – «Соблюдай эти заповеди». – «Каковы они?» – «Ты должен всю жизнь воздерживаться от убийства, воровства, прелюбодеяния и лжи», – отвечает учитель.

 

Согласно тайной доктрине буддизма мир, в течение нынешнего века калиюги – Маха Бхадра кальпа – управлялся последовательно четырьмя Буддами, из которых последний был Гаутама, «Святой». Пятый – Майтрейя Будда – еще должен прийти. Последний есть ожидаемый царь-мессия, Посланец Света, и Сосиош, персидский Спаситель, который появится на белом коне. Это есть также христианское Второе Пришествие. См. «Апокалипсис» Св. Иоанна.]

 

Так что Иссус учился у наставников в основе эзотерических знаний которых был буддизм, и доступ к этим тайным знаниям он получил. Гаутама в свою очередь был аддептом индийских брахманов тайные знания которые получили от ариев, и Гаутама Будда так же получил доступ к этим знаниям. Разумеется оба они достигли ниббаны(просветления). И они приоткрыли часть этих знаний для всех, обосновали философски свои школы, и открыли эти знания своим адептам, Иссус апостолам, Будда посвященным монахам.